Удельный вес матрифокальных семей

,

Удельный вес матрифокальных семейПо-прежнему очень велик удельный вес матрифокальных семей, что онять-таки по-прежнему определяется очень большим процентом незарегис­трированных браков. Так, но переписи 1942 г., па Ямайке ( напомним — крупнейшем но населению государстве за пределами иснаноязычной части региона) из общего числа матерей незамужние составляли 54%, 12% были вдовами или разведенными и только 34% замужем. В середине 50-х годов официально оформленный брак характеризовал положение только 29% жен­щин; 44% жили в „браке но обычному нраву”, т. е. не были зарегистрирова­ны, и 27% — „в неустановленных брачных отношениях временных посеще­ний”. Половина опрошенных женщин в возрастном диапазоне 35—40 лет „имела в своей жизни три и более брачных союзов”. Около 75% детей тогда же рождалось вне брака. При этом наблюда­лась следующая закономерность: у женщин моложе 25 лет незаконных де­тей было 80%, а у достигших 40 лет — менее 40. Объясняется это, как уже отмечалось выше, переходом в ряде случаев так называемого сожитель­ства в официальный брак. В этой связи приводятся следующие данные: средний возраст вступления в сожительство (обычно используется термин „конкубинат”) у женщин — 19—20 лет, средний же возраст оформления брака — 28,5 лет (у мужчин он составляет 34 года). В прямой зависимости от того, оформлен ли брак, состоит ли женщина в конкубинате или вообще воспитывает детей одна, находится и число детей: на каждую одинокую мать 45 лет и старше приходилось в среднем 4,7 ребенка, на коикубинку—5,6, на законную жену — 6,6 (все данные по Ямайке). Все эти данные приводились в докладах этнографов, социологов-капибистов на Международном конгрессе по народонаселению (Белград, 1965) и обобщены В. И. КозловымОтец незаконного ребенка

Ко всему изложенному следует добавить, что отец незаконного ребенка был, как правило, достаточно хорошо известен. Следуя старому выражению „быль молодцу не укор”, многие вестиндцы даже гордятся незаконными детьми: это повышает их мужскую репутацию. Поэтому в большинстве случаев дети носят отцовские фамилии. Ямайцы считают, что таким обра­зом подчеркивается связь с отцовским „родом” — в противоположность „крови”, т. е. указанию на связь с семьей матери. Сходные явления извес­тны на Багамских островах, где, как свидетельствует материал по острову Андрос, „большинство детей, рожденных вне брака (outside children), пользу­ются фамилией своего предполагаемого отца”, а также на Гренаде и Гре­надинах. Подобные примеры можно найти и за пределами англоязычной зо­ны. Так, на Мартинике, где „незаконнорожденность обычно не влечет за со­бой негативных последствий”, большинство детей, как считает П. Уилсон, „известно под фамилиями своих отцов”. В дальнейшем процент незаконных детей на Ямайке не снижался. По данным местной печати, в 1964 г. их было 74,1%, в конце 1968 г. — от 72 до 75%. Подобное положение характерно и для других островов, в час­тности для Гренады. „Для народа, особенно в сельской местности, — отме­чал в начале 60-х годов американский исследователь, — официальные браки столь же редки, сколь типичны для элиты”. Отсюда около 70% незакон­ных детей. В настоящее время ситуация, в общем, меняется не очень значительно, что находит отражение в весьма немалом проценте матрифокальиых семей. Так, по данным на 1987 г., семьи, возглавляемые матерью, на Ямайке со­ставляли 34%. Это самый высокий показатель по всей Латинской Америке ( далее идут: Перу — 23, Гондурас — 22, Венесуэла и Куба — по 20%). Он сопоставим с данными по африканским странам (Кения — 30%, Малави — 29, Гайа — 27, Судан — 24%) и считается типичным для развивающихся странПлодовитость женщин на Карибах

Хотя, как только что отмечалось, плодовитость женщин на Карибах свя­зывается с их семейным положением, традиция иметь детей (не одного, а нескольких) даже при отсутствии какой-либо поддержки со стороны отца (отцов) сохраняется, притом до последнего времени в такой своеобразной форме, как стремление женщины не просто родить побольше детей (в на­дежде на их помощь в старости), но именно детей от светлокожего отца (или отцов), так как будущее таких сыновей или дочерей представляется более обеспеченным и, следовательно, помощь их матери может быть более значительной. Об этом писали многие наблюдатели. Однако после достижения независимости большинством вест-индских британских колоний ситуация в этом отношении стала меняться. Гордость своим негритянским происхождением, ставшая важным компонентом в про­цессе развития национального самосознания, нашла выражение и в семей­ной сфере. Лозунг „Черное — это прекрасно” повлиял и на направление по­иска брачных партнеров, но крайлей мере у значительной доли населения. Если раньше предпочтение в семье отдавалось более светлокожему ребенку и социальный статус этого мальчика или девочки был более высоким, что признавалось всеми, то уже в 60-х годах стали наблюдаться обратные явле­ния. В наиболее распространенной ямайской газете „Дэйли Глииер”, на­пример, появилось письмо, автор которого рассказал о следующем эпизоде. Его родственник, юноша „с кожей цвета спелого банана”, был избит груп­пой негров, которые сочли его белым. Эпизод, о котором идет речь, выз­вал на страницах газеты довольно длительную полемику, причем в ней при­няли участие представители самых разных этнорасовых групп.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *