Разлучение мужей и жен

,

Разлучение мужей и женРазлучение мужей и жен, которых продавали врозь, подверглось неко­торому осуждению только в конце XVIII в.: законом от 1787 г. предписыва­лось, „если окажется возможным”, пускать рабов в продажу целыми семья­ми. Тем не менее семьи у рабов существовали и преобладал среди них от­нюдь не полигамный тип. В британских документах конца XVIII в. есть указания, что, хотя официально оформленных браков у рабов не было, они соединялись по взаимному согласию и, хотя их разлучали „без особых це­ремоний”, они часто не расставались вплоть до смертного часа; „среди них господствовали сильные семейные привязанности”Многие авторы писали о привязанности негров к своим детям, и привя­занность эта была тем острее, чем отчетливее ощущалась невозможность за­щитить детей от произвола рабовладельцев. „Могу утверждать, — писал ав­тор первой четверти XIX в., — что привязанность между матерями и даже незаконными детьми очень сильна, равно как и постоянна…и если говорить о черных детях, то ничто не вызывает такого их раздражения и ярости, как оскорбление их матерей”. Власть отца в семье была полной; по словам Эдвардса, сыновняя по­корность ценилась выше супружеской верности. Вместе с тем в семьях преобладала обстановка взаимной заботы и помощи. „Они так привязаны к своим семьям, что молодежь с удовольствием работает, дабы прокормить больных и слабых… и они весьма склонны оказывать уважение и почитание старости”Строгий порядок наследования

Существовал строгий порядок наследования — имущество от отца обяза­тельно доставалось старшему сыну. В общем, можно прийти к выводу, что в семье негры рабы искали и находили опору в тех тяжелейших условиях, в которых протекала их жизнь. Во всей Вест-Индии, равно как и во всей Латинской Америке, рабы обычно разделялись на две категории: босали, или африканцы, и местные уроженцы — креолы. Отношения у них были не простые, причинами чего служили и этнокультурные, и социальные различия. В интересующем нас отношении эти различия преломлялись в стремлении соблюдать эндогамию естественно, там, где позволяла ситуация. Наблюдалось стремление и к этнической эндогамии — опять-таки там, где позволяли условия. Уже упоминавшийся Б. Эдвардс писал по этому поводу следующее. Негры, уже давно находившиеся в рабстве, обращались к рабовладельцу с просьбой, чтобы им „в качестве особой милости” было разрешено взять в свои семьи кого-либо из молодых только что привезенных африканцев той же этнической принадлежности „вместо детей, которых они потеряли или которые остались в Африке”. Но была и еще одна причина: „они хотели, как древние патриархи, чтобы их сыновья взяли себе жен своего рода и племени”. Наконец, пишет Б. Эдвардс, „я думаю, оттого, что, помимо других соображений, они, беседуя с новоприбывшими, стремились оживить и восста­новить в памяти воспоминания и мысли о радостях прошлого и о своей моло­дости. Привезенные же в равной мере были весьма рады этому и даже и в более поздние годы считали себя приемными детьми тех, кто брал их тогда под покровительство, называли их родителями и почитали их как таковых”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *