Миграция из периферийных районов в прибрежный с центром в Буэнос-Айресе

Миграция из периферийных районов в прибрежный с центром в Буэнос-АйресеМиграция из периферийных районов в прибрежный с центром в Бу­энос-Айресе, определявшая вплоть до 80-х годов характер этнокультурных процессов в Аргентине, дезорганизовывала или возрождала с неизбежными модификациями традиционную модель семьи. Через семью в таком городе — гиганте, как Буэнос-Айрес, осуществлялась частичная универсализация на­циональной культуры, постепенно преодолевшая сопротивление „материа­ла”, поставляемого глубинкой.

Срабатывала также обратная связь — воздействие миграции на исход­ную модель традиционной семьи в местах выхода. Длительный отток жите­лей из села обескровливал их в демографическом отношении и создавал специфические условия образования и развития семьи. М. Маргулис пока­зал эти кризисные явления на примере небольшого поселения Кампанас в провинции Ла-Риоха. В 40-х годах Кампапас был изолированным поселени­ем, единственная связь которого с внешним миром осуществлялась на му­лах и лошадях. Строительство железных дорог в этом горном районе поло­жило конец вековой изоляции и открыло путь для эмиграции молодежи обоих полов в Сан-Хуан, Кордову и Буэнос-Айрес. Численность населения Кампаиаса уменьшилась в 1947—1966 гг. с 975 до 600 человек, несмотря на высокий уровень рождаемости. К концу 60-х годов Кампанас производил впечатление упадка: „небольшие семейные наделы, используемые для выра­щивания винограда и орехов, недостаточны для поддержания всей земли, а рабочих мест мало и оплата невысокая и нерегулярная. Немногочисленные юноши и девушки, не имеющие возможности уехать, жалуются на депрес­сию и скуку. Мужчины собираются в питейных заведениях. Девушкам нег­де развлечься вне дома. Женщины не имеют денег от доставшейся им по наследству собственности и ни малейшей возможности их заработать, про­должая полностью зависеть от родителей или от мужа”Отток молодых людей из Кампанаса

В то же самое время под воздействием оттока молодых людей из Кампанаса в условиях сужения выбора супруга (супруги) традиционные се­мейные нормы превратились в формальность. Сексуальная мораль, забота о репутации и семейный контроль над детьми становятся менее строгими, и допускают отклонения от прежних правил. Дополнительный материал о последствиях внутренних миграций и кон­тактов с урбанизированным обществом на семейную жизнь в окраинных об­ластях страны, где преобладает креольское и метисное население, дает ис­следование аргентинских антропологов одной коррентииской общины в ар­гентинской Месопотамии. Па культурную специфику этого северо-восточного ареала с центром в Корриентесе оказывают влияние гуарани. Жители зоны — владельцы небольших минифундий, обрабатывают также землю в ближайших поместьях, собственники которых проживают в самом городе.

Используют в основном традиционные плуги, приводимые в движение уп­ряжкой волов. Уход в города на временные или постоянные заработки глав­ным образом мужчин в активном возрасте сформировал тип семьи, концен­трирующейся вокруг женщин. Преемственность этой ситуации в новых по­колениях провоцирует тяготение взрослых дочерей с детьми к матери. Ба­бушка не только передает своим дочерям традиционные навыки и обычаи ухода за детьми младенческого возраста, но и становится главой семейного очага. Изменение ролевых функций женщин и детей, взявших на свои пле­чи хозяйственную ответственность, не оправдывает поддерживающийся на высоком уровне престиж мужчин. Аргентинские антропологи объясняют это противоречие влиянием мачизма в традиционном обществе (нехватка мужчин в данном случае, вероятно, усиливает эффект). Чтобы заслужить благосклонность мужчины, женщины не должны иметь добрачных отношений. Нарушение этого требования осуждается и квалифицируется как „отсутствие стыда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *