Матрифокальная негритянская семья

,

Матрифокальная негритянская семьяТаков был механизм возникновения и развития весьма распространен­ной в Вест-Иидии матрифокальной негритянской семьи, концентрирующей­ся даже не вокруг матери, а вокруг старшей женщины — бабушки или тет­ки и объединяющей замужних или незамужних дочерей, а часто и племян­ниц с их детьми (и мужьями, если последние имеются). В подобной семье быстро формируются те стереотипы, о которых сказано выше. В частности, у женщин создается довольно отчетливое представление о том, что надеять­ся на мужа как на кормильца, опору семьи можно лишь с оговорками. В то же время дети, безусловно, будут опорой матери в старости. Отсюда, равно как и вследствие только что перечисленных выше причин, и высокий про­цент детей, рожденных вне брака. Контингент этот по составу достаточно разнообразен: здесь и мулаты, рожденные от белых плантаторов и чиновников, и дети из распавшихся не­зарегистрированных семей, и потомки временных связей мигрантов. Долгое время, по крайней мере в Британской Вест-Индии, закона об алиментах не существовало. Попытки в этом направлении, предпринимавшиеся, напри­мер, на Ямайке, не увенчались успехом. В свое время на страницах „Тай­мса” было опубликовано письмо, содержавшее следующие строки: „Каждая попытка провести через ассамблею закон о незаконнорожденных заканчива­лась провалом по той простой причине, что достопочтенные ее члены не имели никакого желания вырезать палку, которая — и это было им пре­красно известно — прошлась бы по их собственным спинам”Ямайская женщина

А вот мнение ямайской женщины, заявившей в 1870 г. в беседе со свя­щенником, что обращаться в суд за алиментами бессмысленно, ибо „у бе­лых у самих столько незаконных детей, что они никогда не станут застав­лять негров, чтобы те содержали своих незаконных”.

Конечно, процент таких детей не везде был одинаков. По-видимому, на малых островах он был ниже. Есть попытки связать меньшую их долю с распространением католической религии, но эта мысль подтверждается да­леко не всегда. Необходимо, далее, иметь в виду, что европейское или се­вероамериканское представление о незаконном ребенке не совпадает с на­родным вест-индским, в соответствии с которым „незаконны” только потом­ки случайных связей. Детей же от незарегистрированного брака обществен­ное мнение таковыми не считает. Но юридическая сторона дела выглядит по-другому, особенно когда встает вопрос о наследстве. Во французских колониях, нынешних и бывших, по Кодексу Наполеона 1802 г., незаконный ребенок получает лишь половину доли законного. На­верное, с этих времен сохранился на Мартинике обычай, когда незаконному ребенку при праздновании его крещения желают приобрести статус закон­ного. А на Барбадосе, если нет законных наследников по нисходящей, иму­щество наследуют родственники покойного. Незарегистрированной жене и ее детям не достается ничего. Да и на других островах даже признанные отцом сыновья и дочери могут рассчитывать только на какую-то помощь его семье, но не на наследство; исключение — если только существует завещение.

Отсюда та большая роль, которая принадлежит матери в вест-индских семьях, роль, нашедшая выражение в названии книги — „Моя мать, которая заменила мне отца”Все сказанное выше характеризует значительный отрезок времени — от отмены рабства до обретения британскими колониями независимости начи­ная с 60-х годов XX в. Положение за этот период, конечно, менялось, но не кардинальным образом: то, что сформировалось после освобождения ра­бов, продолжало развиваться, однако общее направление не изменилось. Ес­ли же говорить о каких-либо модификациях, то их следует связать с новы­ми явлениями в этническом составе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *