Лица с наследственной заразной болезнью

,

Лица с наследственной заразной болезньюСогласно закону, запрещается вступать в брак умственно неполноцен­ным лицам, лицам с наследственной заразной болезнью, глухонемым, кото­рые не могут ясно выразить свою волю, и уже состоящим в браке лицам. В сельской среде все эти запреты (даже последний) не играют столь значи­тельной роли. Гораздо важнее подсчеты степени родства. По закону и по обычаю, запрещаются браки между людьми, состоящими в прямом кровном родстве. Закон понимает это родство в нормах европейского права; а у крестьян, объединяющих потомков двух предков во втором восходящем по­колении термином „каста”, брак между ними также непозволителен. Если закон воспрещает браки между колатеральиыми родственниками до третьей степени родства, то обычай — даже до четвертой. Система табуирования, выявленная Р. Болтоном у колья Боливии, совпадает с той, что частично ли­бо в том же виде определена для других крестьян андского нагорья. Семей­ные и сексуальные союзы запрещаются между матерью и сыном, отцом и дочерью, братом и сестрой, дедом и внучкой, бабушкой и внуком, дядей и племянницей, теткой и племянником, двоюродными братьями и сестрами, крестным отцом и дочерью, крестной матерью и сыном, между кумовьями (компадре и комадре). В терминах „касты” из брачного союза исключаются: „каста” отца отца, „каста” матери отца, „каста” отца матери и „каста” мате­ри матери. Инцест считается тяжким нарушением не только общественной морали, но и космического порядка: неоднократно отмечено, что крестьяне связывали засуху, дожди, град и другие природные бедствия со случаями инцеста у них в селе (что свидетельствует о нередкости подобных случаев)Выбор партнера

Наибольшую роль при выборе партнера детям традиционно играют ро­дители, но в ходе последних десятилетий все большее место занимает же­лание детей; родители часто лишь дают согласие. При оформлении первой (и наиболее важной) из степеней брака — традиционной (церковный брак и гражданская регистрация могут откладываться на года) с согласия алькаль­да поселка жених засылает друзей своей семьи к родителям невесты, иног­да сватают родители жениха. Согласие не дается с первой же „энтрады” (букв, „вход”, посещение). После обмена визитами родители невесты прини­мают принесенную выпивку и угощение — обычно это происходит при третьей „энтраде” (тогда она называется „якупакуй” или „уарми онккой”, что на кечуа употребляется наравне с испанским словом „матримонио” („брак”). В сложной обрядности центральное место занимают ритуальный обмен едой, раздача присутствующим листьев коки и особенно „пердонана — куй — (кечуано-испан. „прощать”): перед распятием, которое держит старший из родственников, обнимаются жених и невеста, родители и кумовья-ком — иадре. Собственно после этого кровные родители и посаженные отцы и ма­тери начинают звать друг друга „компадре” и „комадре”, а в глазах общин­ников брак считается свершившимся, но, конечно, впоследствии он закреп­ляется церковью и государственной администрацией. Последнее постепенно становится важнее церковного благословения. Молодая семья в идеале стремится иметь собственный дом, и часто со­ответствующие процедуры в оформлении брака откладываются до поры, по­ка муж не заработает на своем участке либо уйдя на заработок в Лиму, в сельву или на шахты достаточно денег для постройки дома. Дом строится сообща, в рамках традиционной андской системы взаимопомощи „айни” — родственниками и свойственниками или же соседями (что нередко совпада­ет), но материал для постройки хозяин добывает сам и выставляет работни­кам угощение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *