Городская семья

,

Городская семьяЕсли городская семья при всех оговорках являла собой варианты нук­леарной семьи или такие отступления от нее, в которых не исчезала воз­можность возвращения к образцу, то сельская семья (первоначально чисто индейская, а в XX В. — индейская и метисная; вкрапления европейских и азиатских колонистов могут не приниматься в расчет) в андских странах может служить примером постепенного обеднения набора социальных свя­зей. Испанские конкистадоры столкнулись с разнообразнейшими социаль­ными и локальными формами внутри^ и межсемейной организации: однопо­коленный инцест у Сапа инков; полигамия в среде инкской и местной аристократии, теоретически дозволенная и общинникам; клановая организа­ция; сосуществование кровнородственной и соседской общин; расширенная семья; черты нуклеарной семьи. Степень оформленности двух последних видов нам до сих пор неизвестна. По сей день не разрешены споры, что было основной ячейкой общества в Тауантинсуйу: семья (и в какой форме), клан или община. С последним связана и терминологическая неопределенность, дошедшая до наших дней. Община традиционно обозначается в языках кечуа и аймара словом „айлью” (букв, „связь”). Согласно законодательному декрету Перу 1969 г., подтвержденному Конституцией 1979 г., „индейские общины” (ны­не крестьянские общины) суть организации поселенцев, большей частью наследующие либо хранящие древние обычаи и владение туземцев, именуе­мые „айлью”, пережившие испанское завоевание, но также и состоящие из иных, более современных групп”. В этнографических и исторических ис­следованиях этот термин также относится подавляющим образом к общине. Однако американская ученая Б. Исбелл во время полевой работы в горном перуанском департаменте Аякучо столкнулась со случаем, когда алькальд поселка во время обряда употреблял этот термин в значении „семья”. Один из информаторов сообщил ей, что айлью вообще для них означает „любую группу, которую кто-нибудь возглавляет”: это может быть „квартал” (barrio) часть деревни или поселка, заселенная родственниками, может быть и вся деревня, чья-либо семья, и даже район, департамент или вся нация. Бо­лее конкретно определение термина в соотношении с нуклеарной семьей дает на основе исследования общины Тангор в департаменте Паско (Цен­тральные Аиды) Энрике Майер. Согласно его фомулировке, родня вне нук­леарной семьи состоит из кровных родственников и их супругов обоего по­ла. Все родственники, входящие в эту категорию, зовутся общим словом „айлью”. Эта группа не эндогамна и не экзогамиа, т. е. брак разрешен как внутри айлью, так и вне егоСельское население Центральных Анд

Сельское население Центральных Анд в подавляющем своем большинстве индейцы, то же можно сказать о зоне тропических лесов Эквадора, Боли­вии и Перу. В обоих районах имеется все увеличивающаяся группа метисов, но сравнительно с массой индейского населения она незначительна. Недаром правительство Боливии и Перу после революций соответственно 1952 и 1968 гг. законодательно запретили употребление термина „индеец” как при­обретшего за четыре века уничижительный смысл и заменили его термином „крестьянин” — равнозначность определений очевидна. В Чили индейское насе­ление сравнительно немногочисленно; белая и метисная сельская семья являет достаточно стабильные черты нуклеарной, моногамной и патриархальной. Доля индейского сельского населения в нациях рассматриваемых стран представлена ниже (данные на конец 1970-х годов; достоверных цифр на наше время не имеется):

Данные для Перу и Чили включают городское индейское население. Вообще вся статистика, особенно относящаяся к демографии, в андских странах должна восприниматься лишь как ориентир: расхождений между цифрами, предлагаемыми разными источниками, слишком много.

Как уже было сказано, государственные законодательства ориентирова­ны на модель моногамной нуклеарной семьи. В качестве примера может быть рассмотрено законодательство Перу, в общих чертах совпадающее с соответствующими легислативными нормами соседних андских стран.

Согласно Конституции 1979 г., государство признает и защищает семью как основную институцию нации. В русле понимания семьи только как нуклеарной определяются взаимные обязанности родителей и детей, декларируются защита материнства и право семьи на жилище. Исходя из политики (в целом неэффективной) регулирования рождаемости, правитель­ство в последней конституции облегчило процесс регистрации браков вплоть до разрешения регистрировать их приходским священникам — под­разумевается, что плата за отправление церковного и регистрацию граждан­ского брака будет одна, но в двойном размере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *